1 December

Ведает и творит. Науму Клейману — 80

Кино ТВ
Кино ТВ
автор
Кино ТВ

Светлана Семенчук поздравляет великого киноведа, педагога, создателя московского Музея кино.

Науму Клейману — 80 лет. Столь почтенная цифра никак не вяжется с образом энергичного Клеймана, с его вечным, почти мальчишеским задором и неугасаемой страстью к кино. Кажется, его жизнь принадлежит другому измерению времени. «Эйзенштейн-центр», «Музей кино», «Киноведческие записки», огромная работа по сохранению, реставрации, изучению и публикации материалов, посвященных Сергею Эйзенштейну — это только малая часть того, чем мы все, и не только киноведы, обязаны Клейману.

Посвятив себя Эйзенштейну, став «хранителем» его наследия, Клейман отрёкся от личных писательских и искусствоведческих амбиций. Обладая уникальным литературным талантом, не менее уникальными знаниями и чуткостью к слову, он лишён лишь времени для своих статей и книг, откладывает их «до лучших времен».

Условно «его книгой» можно назвать лишь сборник статей «Формула финала», сложенный друзьями и коллегами из уже публиковавшихся материалов. Сегодня этот том  —библиографическая редкость, хотя был издан относительно недавно, в 2004 году. В клеймановских открытиях, блестяще написанных живых текстах нет ни единого лишнего или даже неточного слова, как нет места зауми и высокомерию, часто присущим научным статьям.

И еще большой вопрос, кому повезло больше — Клейману, нашедшему свое призвание в изучении Эйзенштейна, или Эйзенштейну, заполучившего такого ревностного и преданного исследователя.

Дело своей жизни он не прекращает ни на минуту, совсем недавно на прилавках книжных магазинов появилась совершенно потрясающая книга — собрание графических работ Эйзенштейна — увесистый том, изданный под редакцией Наума Клеймана и с его же комментариями. В ближайших планах — издание ВГИКовских лекций Эйзенштейна, публикация его дневников.

Клейман действительно всегда занят. Фестивали, кинопоказы, публикации, радио- и телеэфиры, презентации — график расписан на месяцы вперед. Лучшие мировые университеты заваливают его предложениями о лекциях, а когда мастер читает в Москве или в Санкт-Петербурге, его всегда ожидает полный зал и восторженные взгляды завороженных слушателей. Не только киноведов или критиков. Клейман — редкий и исключительный пример лектора, которого знают и режиссёры, и операторы, и сценаристы, и вообще все, кто когда-либо сталкивался с отечественным кино.

Знают его не только в России, но и за рубежом. Клейман — человек мира, и в брежневский «застой» налаживавший культурные связи, и продолжающий делать это сейчас — в, подчас, не менее сложных условиях. Он чужд равнодушию — Клейман не отмалчивается даже тогда, когда высказывание может очень дорого стоить, бесстрашно защищает то, что для него важно и дорого. А если Наум Клейман, что-то считает важным — значит оно имеет значение для всех нас, понимаем мы это или нет.