10 June

Военный спагетти-истерн «Красный призрак»: героем может стать каждый

Максим Ершов
автор
Максим Ершов

В прокат вышел удивительный по современным меркам фильм о Великой Отечественной войне «Красный призрак». Максим Ершов впечатляется, как Андрей Богатырёв гармонично помещает жанр вестерна в российские реалии и не ударяется в порядком утомивший ура-патриотизм.

В начале войны Красная армия терпит одно болезненное поражение за другим. В первую зиму после провалившейся Вяземской операции из немецкого окружения выбирается чудом выжившая небольшая группа советских солдат. Среди них есть тяжело раненый боец и беременная девушка. Вскоре отряд натыкается на замёрзшего солдата в шинели красноармейца (Юра Борисов). Уже потом им предстоит разобраться, шпион он или нет.

Солдаты доходят до заброшенной деревни, где надеются немного передохнуть, но не тут-то было. Сюда приходит карательный отряд вермахта во главе с нацистом Брауном (Вольфганг Черни). Слава о нём и его парнях ходит самая дурная. Они разыскивают неуловимого снайпера Красного призрака (Алексей Шевченков), убившего уже не один десяток немцев. Может быть, и в этот раз советский супергерой придёт и спасёт братьев по оружию.

«Красный призрак» — проект сложной судьбы. Работа над ним велась ещё с 2013 года. В основу сценария (а трудились над ним аж 8 человек, включая режиссёра Богатырёва) положена фронтовая проза Константина Симонова, документальные материалы и интервью с ветеранами войны, сражавшимися в Калужской области. Когда же фильм уже готов был выходить в прокат, подкралась пандемия. А к 9 мая 2021 года была сделана уже новая партия с военно-патриотического конвейера. И вот «Красный призрак» выходит летом, наверное, ко Дню России, но на самом деле не хотелось бы привязывать эту приключенческую ленту ни к какой дате.

За последние годы мы привыкли, что фильмы про Великую Отечественную войну должны быть очень громкими, дорогими и строго делить героев на белых (наших) и чёрных (не наших). Картина Богатырёва выбивается из этого ряда даже по формальным признакам. Советская армия здесь совсем не выглядит непобедимой, наоборот, немцы наступают на нашу землю, а защищающие родину солдаты отступают и лишь изредка стараются больно укусить врага. До победы ещё очень далеко, она даже не маячит на горизонте. В то же время фашисты получились объёмными: да, есть и машины для убийств, и хладнокровные палачи, но и совсем ещё мальчишки, которые не понимают, как попали в этот страшный котёл и как бы выбраться отсюда, да поскорее. В таком же образе, но с нашей стороны предстаёт Юра Борисов с широко открытыми глазами.

Для создателей «Красного призрака» война — очень удобный сеттинг для жанрового кино, но с нотками драмы. Есть и душевные беседы, и роды в экстремальных условиях, и смерти. Но в первую очередь это лихой и ироничный фильм о войне. Для нашей страны в XXI веке это совершенно новый подход к разговору о Великой Отечественной: трудно сразу вспомнить картину о событиях тех лет, в которой бы находилось место и забавным эпизодам. Наверное, последний подобный случай — «Кукушка» Александра Рогожкина, но там и война идёт где-то за кадром.

Богатырёв фактически следует заветам Квентина Тарантино, который любит переворачивать с ног на голову каноны жанра. Представьте себе «Бесславных ублюдков» в антураже «Омерзительной восьмёрки» и с меньшим бюджетом — так можно было бы кратко описать фильм Богатырёва. Композитор Сергей Соловьёв намеренно цитирует Эннио Морриконе, который написал музыку как к «Омерзительной восьмёрке», так и к лучшим фильмам Серджо Леоне. Композиции Соловьёва — оригинальные, но отсылающие по первым же аккордам к классическим мелодиям итальянского маэстро. Вот только бюджет у «Красного призрака» поскромнее, поэтому многочисленные перестрелки иногда приходится прерывать разговорами в окопах или в условиях осаждённой деревни. По такому же принципу действовал и Бен Уитли в «Перестрелке»: пальба и ироничные замечания о нелёгкой доле.

Но не стоит думать, что создатели картины исключительно веселятся. Достойное жанровое кино как раз отличает умение через бодрое зрелище донести до зрителей важные мысли. Например, о том, что у войны не может быть одного или нескольких героев, а если кого-то из них убьют, ему на смену придёт обязательно другой. И даже не важно, был ли вообще когда-нибудь Красный призрак. Пусть он вообще будет неизвестным солдатом, просто теперь о его подвиге услышат, в том числе фашисты. Как и в классических вестернах, грань между реально существовавшим персонажем и окружающим его мифом едва различима. Известно только, что в конце ему положено победить оппонентов и уйти в закат. Или в ослепительно белую снежную даль.