21 June

«Все роли, что мне предлагали раньше — карикатурные образы секс-работниц». Порноактриса Стоя о дебюте в большом кино

Максим Заговора
автор
Максим Заговора

Завтра в Москве на Эхе фестиваля «Зеркало» покажут фильм «Восход Эдерлези» — дебют режиссёра Лазара Бодрожи, сербский сай-фай с порнозвездой Стоей в главной роли, удостоенный на фестивале приза молодого жюри. Стоя — американка с сербскими корнями (настоящее имя — Джессика Стоядинович), известная не только по фильмам для взрослых, но и как дизайнер одежды и колумнист изданий калибра The New York Times и The Guardian. Кино ТВ поговорил с актрисой, обеспечившей вокруг ленты ажиотаж.

— Во-первых, поздравляю вас с призом молодого жюри на «Зеркале». Это фестиваль имени Андрея Тарковского — вы смотрели его фильмы?

— К сожалению, нет. Я вообще мало смотрю кино, а с его работами не знакома вовсе. С какого фильма мне стоит начать?

— Ну, Лазар (Бодрожа. — Прим. ред.) сказал, что ваш фильм создавался под влиянием «Соляриса», так что, пожалуй, логично начать с него.

— Отлично, значит, так я и поступлю.

— «Восход Эдерлези» — ваш дебют в полнометражном фильме, не порно. Почему это случилось только сейчас? Я уверен, что предложений было много.

— Знаете, на самом деле я появлялась в нескольких фильмах, но это были короткие эпизоды без реплик. Что касается главных ролей, всё, что мне предлагали раньше, — карикатурные, плоские и неинтересные образы секс-работниц. Так что с какой стати мне заниматься тем, что меня не привлекает, не приносит больших денег, но отнимает много времени?

— То есть это непросто — заполучить вас в свой фильм?

— Зависит от фильма, от бюджета, от того, насколько авторы фильма серьёзно относятся к тому, что делают. Вот сейчас я выяснила, что мне нравится быть актрисой, и, видимо, я не так уж и плоха в этом.

— Какие из перечисленных условий сложились на «Восходе Эдерлези»? Как Лазар Бодрожа вас уговаривал?

— Вообще-то не он. На самом деле всё было просто: друг друзей, нью-йоркский фотограф учился вместе с кем-то из соавторов фильма. Он прислал мне письмо, в котором описание моей роли и фильма в целом было настолько точным, что я подумала: окей, по крайней мере с эстетической точки зрения эти люди знают, что делают. К тому же это ведь сербская научная фантастика, так что даже если бы всё получилось ужасно, это был бы интересный опыт. Впрочем, оглядываясь назад, я не уверена, что на тот момент у них существовал сценарий. Ясно было лишь, что события должны разворачиваться в будущем, главный герой — политолог-астронавт-пилот и ещё что-то про внешние рубежи космоса и политическую идеологию.

— Давайте поговорим о вашем персонаже, андроиде Нимани. Она создана, чтобы приносить людям удовольствие. В этом очевидно есть какая-то рифма с вашей работой в порноиндустрии.

— Если посмотреть фильм целиком, можно понять, что на самом деле она нечто большее, чем просто источник удовольствия… Да, у Нимани есть задача — быть половым партнёром в определённых условиях, но этим всё не ограничивается. Там есть постельные сцены, но я думаю, что они были созданы по-особому. В картине они имеют смыслообразующее значение, передают историю или работают с тональностью фильма. В отличие от порнографии, где всё чрезвычайно наигранно: к примеру, снимая одежду, ты должен следить за каждый движением и позой, но не больше того.

— Вы понимали, что Лазар в любом случае будет использовать вашу сексуальность?

— Да, и с этим нет никаких проблем. Я люблю работать с сексуальностью, получать новый опыт и новые эмоции. Я готова продолжать работать в этом направлении, и мне нравится расширять нарративы. Единственное, что имеет значение, — нахожу я это интересным или нет.

— Примерно понятно, в чём разница, но что неожиданно общего вы обнаружили между съёмками в порно и сюжетном, художественном фильме?

— Основное сходство состоит в том, что и в порнографии, и в кино повествование ведётся через действия, через игру. Остальное — вопрос производства. Я была на съёмочных площадках малобюджетных порнофильмов и независимых картин, где есть только два дубля, в первый из которых все по большей части правильно произносят реплики, а потом переходят к крупным планам. И в то же время я была на съёмках больших картин и дорогих фильмов для взрослых, где можно не бояться за время и вести себя как-то вроде «окей, мы на правильном пути, давайте попробуем ещё раз, ещё подкорректируем». Думаю, я могу лучше использовать язык тела, если есть возможность отсмотреть дубль и сказать «давайте сделаем это ещё раз».

— Как много дублей Лазар делал с вами?

— Ой, если честно, я не считала. Просто была сосредоточена на площадке и на том, чтобы хорошо сыграть.

— Нимани — феминистка?

— Ха-ха! Мне кажется, что она просто женщина, которая живёт в условиях патриархата и мужского инфантилизма. Но в этом смысле, думаю, её образ имеет отношение к феминизму.

— Я спрашивал немного о другом: ваш персонаж — женщина, которая полностью зависит от мужчины. Причём это искусственно созданная ситуация, которая её не устраивает.

— Это неожиданный взгляд на фильм.

— Вы не согласны?

— Нет-нет, мне интересно, как вы для себя это интерпретируете.

— Тогда продолжим: Нимани делает всё, что требует от неё мужчина. Но он-то хочет, чтобы она выполняла не всё. Он не чувствует силы в условиях безоговорочного подчинения.

— Да, это так. Он понимает лишь борьбу и сопротивление. Я думаю, что власть — это всегда подавление. Власть мужчины над женщиной — тем более.

— Мы разговариваем об отношениях мужчины и женщины и забываем, что Нимани — робот. В чём, на ваш взгляд, ключевое отличие человеческого сознания от сложной компьютерной программы? И то, и то, как мы видим из фильма, состоит из впечатлений, воспоминаний, опыта. Его мозг и её программное обеспечение развиваются схожим образом.

— По правде, я надеюсь, что мы будем взаимодействовать с искусственным интеллектом лучше, чем мы взаимодействуем друг с другом. Я правда верю в это. Вот только, может быть, до того, как у нас появится искусственный интеллект, стоит к этому немного подготовиться? Чтобы мы могли обуздать его, поставить себе на службу или ограничить по крайней мере. Уверена, нас ждут классные времена, может быть, конечно, я слишком оптимистична.

— Каковы ваши планы на будущее? Вы будете продолжать сниматься в порно, художественном кино или у вас есть другие проекты?

— Я только что провела несколько месяцев в Лос-Анджелесе, работая в картинах для взрослых, но параллельно снялась в одном полнометражном фильме.

— Расскажите подробнее.

— В данный момент я бы не хотела об этом распространяться, простите. Кроме того, я запустила ориентированный на взрослых проект, веб-сайт, там есть оригинальные хардкор-видео и видео средней жёсткости, есть даже рейтинг секс-работников.

— Последний вопрос, который, возможно, должен был быть задан первым. Представим себе человека, который вообще ничего не слышал о вас и только что прочитал это интервью. Кто вы? Кем вы себя ощущаете на данном этапе карьеры?

— Я порноактриса! Иногда писатель, иногда художник, но в основном, конечно, я — порноактриса.

Больше Кино ТВ — в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь!