11 апреля

Якутские хорроры: легко полюбить, невозможно забыть

Ярославна Фролова
автор
Ярославна Фролова

Пока синефилы изучают каталог фильмов платформы Sakha Movie, где собраны представители всех направлений якутского кино, мы выбрали пятёрку хорроров, с которых можно начать или продолжить знакомство с жанром. Якутский фольклор, невероятно красивая природа и странное чувство юмора — всё то, за что мы так полюбили эти фильмы.

«Республика Z», реж. Степан Бурнашев, 2018

Хит якутских кинотеатров. Ходячие мертвецы и поиски высшего смысла. Героям фильма приходится постоянно мчаться вперёд для того, чтобы спастись от эпидемии, которая косит население Якутии, превращая жителей в опасных зомби (подозревают во всех бедах американцев). Выживание персонажей, которое начиналось под лозунгом «каждый сам за себя», постепенно приобретает героическую цель. Теперь они бегут не для того, чтобы скрыться, а чтобы изменить будущее или хотя бы попытаться. Это путешествие сопровождают странный юмор, который на самом деле вряд ли придётся по вкусу всем, и постоянное метание между серьёзными речами и придурковатым поведением. Но в целом отличный якутский хоррор: снято хорошо, зомби и правда страшные.

«Паранормальный Якутск», реж. Константин Тимофеев, 2012

Бюджет фильма — 60 000 рублей. Пример того, как при неприлично минимальных затратах сделать качественный и захватывающий фильм ужасов в поджанре «найденной плёнки». Молодая пара, Андрей и Сардана, находят себе уединённое жильё на лето. Девушка мечтает поступить на факультет операторского искусства, поэтому снимает всё подряд, таким образом исследуя окружающий её мир на предмет интересной темы для творческого конкурса (напомним, что окружающий её мир — это впечатляющие якутские пространства). Сюжет не выходит за рамки ожиданий: конечно же, в доме, который должен был стать для них укрытием и местом, где все страхи остаются за порогом, уже обитает злой дух. Он живёт за счёт людских душ, поэтому моментально открывает охоту. Здесь вам и «Репортаж» и «Паранормальное явление» в одной плёнке. Герои периодически разговаривают добротным русским матом, что, кстати, практически не режет слух, старательно изображают страх и отчаяние, которым веришь. В общем, любителям жанра обязательно надо ознакомиться с этой работой Константина Тимофеева.

«Хара дьай», реж. Степан Бурнашев, 2016

Фильм — это четыре истории, основанные на старинных якутских легендах. Судьбы нескольких людей объединятся в одну страшную ночь, когда в мир живых, как к себе домой, приходят гости из забвенья. Это картина, в которой странным образом перемешиваются жанр десктоп-хоррора, мотивы страха перед техническим прогрессом и народный фольклор. Одна история будто бы перетекает в другую. Сначала мы видим, как группа друзей вызывает дух отчима их подруги, что, конечно, приводит к страшным последствиям. Далее узнаём о том, как перестреляли друг друга несколько охотников, которых вскользь упоминают друзья из первой истории. И так, цепляясь друг за друга, эти фрагменты образуют единый сборник, мораль которого проста: не стоит увлекаться и переходить черту, когда речь идёт о мёртвых и их мечущихся душах.

«Үөр», реж. Евгений Павлов, 2013

В домашнем погребе девочка отыскивает среди прочего хлама неизвестный ей предмет, назначение которого она, естественно, не знает. Оказывается, в руки к ребёнку попал своего рода сосуд, который много лет был тюрьмой для могущественного духа древней шаманки. Девочку начинают мучить сначала голоса, после — видения, но никто не может помочь ей справиться с проблемами: учительница не придаёт значения паническим атакам, занятые родители не замечают перемены в дочери. В общем, ребёнок остаётся один на один с неведомым до этого страхом. Что-то подобное мы, конечно, уже видели, например, в картине «Шкатулка проклятий» с Джеффри Дином Морганом в главной роли. Но, во-первых, не думается, что Евгений Павлов что-то подглядел у американских коллег, во-вторых, якутский хоррор интереснее разбирать в идейном ключе, нежели в формальном жанровом. Анализировать и считывать, как друг на друга в фильме наслаиваются несколько образов: власти, жертвы, духовенства, безразличия системы. Это делает «Үөр» аутентичным прочтением знакомой всем истории.

«Бесплодные земли» («Сибиэннээх сир»), реж. Константин Тимофеев, 2008

На первый взгляд фильм «Бесплодные земли» кажется добротным трешем с дешёвыми спецэффектами, наигранными персонажами и странным звуковым сопровождением. Да, так оно и есть. Но почему-то, даже беря во внимание всё вышеперечисленное, картину совсем не хочется называть плохой, «странная» — это описание подойдёт всё же лучше. Молодая учительница с маленькой дочкой переезжают в отдалённую деревушку, вокруг непроглядный лес, за кадром звучит тревожная музыка. Первая же местная жительница предупреждает новосёлов об опасности и умоляет бежать так быстро, как только могут. Советчицу сразу же колотит бревном старуха, отговаривая учительницу и её дочку покидать это великолепное место. А дальше вас ждут фигуры в темноте с бензопилами в руках, надоедливые привидения и рассуждения о поиске якутской национальной идеи. В общем, советовать такой фильм можно не каждому, но и отговаривать его смотреть было бы крайне глупо.