22 февраля

«Завод» Юрия Быкова. Премьера

Егор Киселёв
автор
Егор Киселёв

Ничего похожего богатая на протестную историю Москва не помнит, наверное, годов с 90-х. Рабочие в спецодежде оккупировали кинотеатр «Иллюзион». Так публику встречают на премьере фильма Юрия Быкова «Завод». Никогда прежде в полнометражных лентах режиссёра «Жить», «Майор» и «Дурак» так много ещё не стреляли и так массово не ходили в рукопашную. Съёмочная группа наперебой перечисляет варианты, в каком жанре исполнен фильм: вестерн, боевик со смыслом и даже диковинная в киноиндустрии былина.

Юрий Быков, режиссёр фильма «Завод»
Это пограничное состояние жанра между, скажем так, осмысленным, каким-то там авторским высказыванием и чистым жанром. Все мы понимаем, что «Завод» ― это боевик.

Всё верно, фирменный быковский почерк остался на экране. Депрессивная, почти обречённая глубинка. Конфликт закручивается на первых минутах и разрешается с помощью оружия в течение одних суток. Итак, владелец завода по фамилии Калугин в исполнении Андрея Смолякова объявляет о закрытии предприятия. Шестеро работяг под предводительством героя по прозвищу Седой затевают бунт.

Иван Янковский, актёр
Группа храбрых, как им показалось, ребят решила пойти против некой системы, которая всегда была. Им не платят зарплату 3 месяца.

Захват молниеносно перерастает в противостояние множества сил. Снаружи завода рвутся с цепей охрана Калугина и неизвестно откуда всё узнавший спецназ. Внутри конфликтуют между собой бунтовщики. Единственное связующее звено ― Туман, герой Владислава Абашина. В финальных титрах он неслучайно будет первым.

Тем, кто сразу ждет экшна, всё же придется набраться терпения. Сначала ― психологические шахматы. В резких диалогах угадываются нотки балабановского «Брата», рассуждения о справедливости и правде. А вот в триллер-эпизодах (они тоже есть) ― поклон Дэвиду Финчеру. Его Юрий Быков называет своим учителем и эталоном в кино. В целом же вырисовывается вполне универсальное полотно.

Андрей Смоляков, актёр
Когда мы только начали снимать картину, было что-то созвучное совсем-совсем. А затем мы на фестивале в Лез-Арке показывали её, французы сразу мгновенно отозвались. Потому что они говорят: вот это наши «жёлтые жилеты». Вот она, природа зарождения бунта непонятного, неуправляемого.

Промышленные интерьеры, как ни удивительно, нашли на северо-востоке Москвы. Хотя в деталях нарочито подчёркивается вполне конкретный степной регион. Действующий столичный завод железобетонных изделий днём работал, а ночами превращался в съёмочную площадку. Тяжелее всего пришлось актёрам за стенами предприятия. В конце октября их бесконечно поливали из машин, имитируя ливень.

Денис Шведов, актёр
Сложнее всего было где-то в три-четыре утра, независимо от того, что мы в этот момент делали. Потому что ночью люди должны спать. Окей, когда это два-три дня. Но когда это уже вторая неделя, третья, уже неважно, какая сцена. Уже скорее бы это закончилось. И это давало как раз эмоциональное наполнение, озлобленность для кадра.

Не изменяя себе, режиссёр пригласил знакомую по прежним работам обойму актёров. Один из центральных персонажей в исполнении Дениса Шведова ― на этот раз ветеран Чеченской войны. И, как водится, один в поле, то есть на заводе, ― воин.

Юрий Быков, режиссёр фильма «Завод»
Денис просто очень точно выражает амплуа сломанного богатыря. И вот фильмы «Жить», «Майор» и «Завод» как раз о таких людях. В «Заводе» мне долго думать не пришлось.

Будущих зрителей режиссёр заранее предостерегает: «Завод» ― это не призыв к протесту, а попытка понять, к чему ведёт столкновение радикального цинизма и романтизма. Автор уверяет, что сам устал от беспросветного ада. И ― теперь, после пресс-показа ― почти каждую минуту обезоруживающе улыбается.