15 декабря

Жако ван Дормаль: Я смотрел «Зеркало» 12 раз

Даша Цыбульская
автор
Даша Цыбульская

Жако Ван Дормаль, бельгийский режиссёр, сценарист, продюсер. Создатель фильмов «Господин Никто» и «Новейший завет». Живёт в Брюсселе. Воспитывает пса Зозо, обожает свой сад, вдохновляется фильмами Тарковского.

«Если брюки протёрты — значит, вы много работаете»

Всё зависит от того, какие у меня планы на день. Или я снимаю кино и еду на съёмку, или я еду в театр, репетирую, смотрю, готово ли всё к спектаклю. А ещё я должен три часа в день обязательно писать. Две или три страницы я должен обязательно написать. Это мой самый маленький, самый короткий ритм. У меня есть один друг, который живёт в Праге, мой хороший очень друг. И он говорит, что каждый день нужно что-то писать. Он говорит: «Когда видно, что у вас брюки протёрты и блестят, значит, вы много пишете». Так вот. Это правда.

«Я работаю, как древние строители дорог»

Я, наверное, работаю так же, как работали древние строители дорог. Для них самое главное было — проложить путь к месту. А потом уже — как им мерещилось, чудилось, как они хотели, так они и строили. Я пишу много записок с мыслями, которые мне приходят в голову, раскладываю их на столе, потом читаю – одно, другое, третье, в разном порядке. Они мне дают определённый ритм. Потом разрываю их на разные части и из отдельных надписей на этих листочках — отдельных мыслей — вырисовывается какая-то сцена. Для меня это какой-то акт спектакля, который можно поставить в театре. И у меня иногда бывает три стола, на которые я кладу эти листочки, и это три акта. Которые постепенно обретают плоть. И вот тогда и появляется желание написать всё от начала до конца. И даже когда сценарий окончательно готов, я сохраняю, я не выбрасываю никуда свои заметки, они меня сопровождают даже за монтажным столом.

«Господин никто»

Создавая фильм, я думаю о том, каким образом можно рассказать о странностях нашей жизни. И каким образом это может укладываться в ткань того, что мы называем искусством кино. И вот поэтому в ленте «Господин Никто» я строил фильм, представляя, как растёт дерево — оно растёт из корня, постоянно расширяя ветки в разные стороны, вот таким образом я в этом фильме попытался выразить какое-то своё отношение к тому, что я делаю.

Жизнь, которая показана в фильме, — это запечатанная бутылка, которая была брошена в море, и я хочу знать человека, который нашёл эту бутылку, но я не хочу знать и не знаю, что в этой бутылке написано, какой призыв к нему пришёл.

Фильмы должны зарабатывать деньги, они должны хорошо продаваться. С этой точки зрения, фильм «Господин Никто» не успешен. Да, он хорошо прошёл в России, Бельгии и даже в Корее. Его там поняли. Но в других странах он вообще даже и не вышел. Он не был показан. Поэтому пираты занимались распространением моего фильма в мире. А не прокатчики.

«Новейший завет»

Нам нужен был не красивый город типа Венеции, Филадельфии, Нью-Йорка. А город, где всегда идут дожди, где ничего особо не происходит. Где много языков, где живут люди разных национальностей. И это всё я нашел в Брюсселе. Все аспекты этого фильма, они есть, они существуют. Мне было приятно снимать в этом городе, потому что я его знаю, знаю какие-то уголки, неизвестные остальным, и они вдруг открывались мне с какой-то неожиданной стороны. Это как живопись, которую нужно смотреть много-много раз для того, чтобы понять, что за ней прячется. Фильм вызвал странный эффект, потому что создание его началось тогда, когда во Франции были большие волнения. Среди людей, возражающих против свободных отношений в семье. А когда мы монтировали этот фильм, как раз тогда случилась трагедия в «Шарли Эбдо», когда ворвавшийся человек убил сотрудников журнала. Это было как раз во время монтажа картины. Все стали как-то странно улыбаться, когда узнали об этом во время нашей работы.

Любимое кино

Я очень люблю философию фильмов Тарковского. Потому что когда я читаю, что говорил сам Тарковский о своём фильме — это совершенно другое, чем то, что увидел и понял я. Это разные вещи совершенно.
Ещё мне нравятся фильмы, которые я не очень понимаю, как сделаны и для чего. Такой для меня фильм «Зеркало». Смотрел его 12 раз. Он меня вдохновляет. Когда смотрел в первый раз, даже не мог себе представить, что будет в следующем эпизоде. Такая неожиданность для меня всегда гораздо приятнее, чем что-нибудь другое.

Потом я посмотрел фильм Тарковского «Сталкер». Сначала не очень понравился. Начинал смотреть несколько раз и до конца не досматривал. Прошло пять лет, фильм показывали в кинотеатре, я снова пошёл и смотрел его от начала до конца с замиранием сердца. Причём фильм не изменился, изменился я. Я не хочу говорить и никогда не скажу, что какой-то фильм хороший, какой-то плохой. Такие определения фильму давать нельзя. Потому что он хорош для одних, плох — для других. Это совершенно не имеет никакого значения. Вот собака моя — она любит ведь какие-то запахи, какие я не понимаю. Но это не значит, что собака плохая. Мой кот не различает вообще цветов, как все кошки. У них чёрно-белое зрение, но это же не значит, что они плохие.

Если бы я был редактором КИНО ТВ…

Когда я спрашиваю у своих детей, какие фильмы им нравятся, они называют только современные работы – не старше пяти лет. Это очень плохо, что они не знают картины, которые составляют сокровище мирового кинематографа. Поэтому свою деятельность в качестве редактора я бы начал с того, что показывал в эфире ленты Феллини, Линча, Бунюэля, Тарковского. У зрителя должна быть возможность увидеть эти гениальные работы.

Больше Кино ТВ — в нашем телеграм-канале, подписывайтесь!