9 April

Педро Альмодовар написал эссе про дни, проведённые в самоизоляции

В Испании общенациональный карантин был введён 16-го марта, и первые несколько дней пребывая в полной самоизоляции режиссёр и сценарист Педро Альмодовар отказывался писать какие-либо заметки об этом. Ситуацию изменила новость под заголовком «Мадридский каток становится временным моргом», которая произвела неизгладимое впечатление на кинематографиста и побудила выговориться в эссе почти на 15 тысяч знаков.

Материал Альмодовар посвятил описанию своих будней, проведённых, к слову, в квартире, в которой жил герой Антонио Бандераса в драме «Боль и слава», а также комментированию новостей, включая ошеломляющее известие о кончине Лючии Бозе. Нынешнюю ситуацию он сравнивает с сюжетом научно-фантастического фильма, действие которого разворачивается в 1950-х, во времена Холодной войны.

Что касается домашнего времяпрепровождения, то режиссёр старается «искать развлечения», занимаясь составлением списка картин для просмотра, чтением новостных сводок и выполнением физических упражнений. Правда, до сих пор (то есть к моменту написания письма) он только «ходил взад-вперёд по длинному коридору». В эссе Альмодовар упомянул, какие фильмы посмотрел или пересмотрел на карантине: это «Шпик» Жана-Пьера Мельвиля, «Голдфингер» Гая Хэмилтона, «Чавела» Кэтрин Гунд и Дареши Кий, «Солнце в листве айвового дерева» Виктора Эрисе. Полный текст материала в переводе Мар Диестро-Допидо доступен на сайте IndieWire.

На данный момент анонсированы три проекта режиссёра: короткометражка «The Human Voice» с Тильдой Суинтон и два полнометражных фильма, «Manual para mujeres de la limpieza» и «A Manual for Cleaning Women». Помимо своей исключительной кинематографической карьеры, Педро Альмодовар известен в качестве автора книг. Заниматься новыми произведениями он, однако, не настроен: «Я не настолько жизнерадостный, чтобы начинать писать художественную литературу – всему своё время».

Фото: РБК Стиль